Форум: психиатрия, психоневрология, психосоматика, психообразование, психореаниматология

Профессиональное сообщество врачей. Обсуждение психических расстройств, методов диагностики и лечения. Комментарии врачей психиатров, обмен опытом. Публикация отзывов о препаратах, психиатрических больницах и психиатрах. Лига особых интересов.

Сборник рассказов: «Сумасшедший мир и мир сумасшедших»

9. О тех, кто пьет, как все, и те, кто пить, как все уже не может.

Началу моей медицинской карьеры предшествовало длительное сидение перед кабинетом главного врача небольшой районной больнице на севере Казахстана.
Прежде чем направить меня на вакантное место заведующего врачебным участком главный хотел сказать пару приличествующих случаю напутственных слов, но не мог выбраться из-за текучки.
Пребывая в томлении духа, я, от нечего делать, рассматривал санитарно-просветительные плакаты, которыми были увешены стены приемной.

Один из плакатов привлек мое внимание сочетанием краткости с многозначительностью.
На нем по-казахски было написано: — «Арак — у!»
Что из себя представляет «арак» я уже знал. В гостиничном номере мы употребили «за знакомство» бутылку «араклык-москалык» — » московской» водки местного изготовления.

Дока сосед утверждал, что её изготовляют под Карагандой из каменного угля.
Как оказалось пресловутое «у» обозначало не «ой», не «ай», не черт бы меня дурака побрал». Неприятные ощущения во время пробуждения давали толчок к подобному словотворчеству.

Слово «у» переводилось как яд. И звучало знакомо:
— Водка — яд!!!
Чем только не пугали пьющего обывателя. Про какие связанные с выпивкой «бяки» не рассказывали.
И про тяжелые болезни внутренних органов. И про алкогольное слабоумие. И про продолжительность жизни, которая у пьющих много короче, чем у тех, кто воздерживается.
А бытовые трагедии: Распад семьи. Крушение карьеры. Криминал. И леденящий душу финал — подзаборье вместе с Шариками и Бобиками.

А социальный аспект — следствие поголовного злоупотребления. Оно же спаивание.
Разрушение генофонда нации. Поголовная дебилизация. И виновные в этом. Царский режим, чуть ли не со времен Алексея Михайловича, папы шумного редко просыхавшего царя Петра. Зловредные шинкари еврея вкупе с мировым сионизмом. Дельцы разного толка, выбрасывающие на прилавок сомнительное питье (» а если б водку гнать не из опилок…»). Тоже вкупе. И так далее, и тому подобное.

Пытались и власть употребить. Вводили ограничения вплоть до сухого закона. Чтобы раз и навсегда.
Ничего хорошего из этого не вышло. Ни для власти, ни для тех о ком власть пеклась и заботилась.
Пьющие изредка, удовольствия ради и в силу застольной многовековой традиции, ворчали и дисседенствовали:

— Товарищи, там наверху, не понимают. Нельзя же так с народом, в принципе.
Тем, кто уже не мог отказаться и следовать в фарватере мудрых и полезных для здоровья решений, гнали самогон. И шли на другие жертвы.
Совсем пропащие пили, что имело хоть какое-то отношение к спиртному. И то, что не имело тоже. Дабы вкусить и почувствовать. А там хоть трава не расти.

Государство теряло верный, не требующий особых затрат и капиталовложений доход. Веру населения оно тоже теряло.
Как не верти, а перестроечные противоалкогольные манипуляции были в числе наиболее тяжелых камней, брошенных на крышку гроба почившего в Бозе Советского Союза.

Запрещали водку и перед Октябрьской революцией.
Несмотря на то, что «веселие Руси есть пити» и длится это «веселие» никак не меньше тысячи лет, ни среди ученых, ни на бытовом уровне, за исключением крайних случаев, нет общей удовлетворяющей всех трактовки. Нет принципов, тоже общих, которые позволили бы определить место каждого «весельчака» этой трагикомедии.
Классификации наркологов лишены единообразия и расплывчаты.

Часть из них почитает алкоголиками всех тех, у кого наличествуют те или иные -проблемы с контролем, «Как начал, так и пошло». Не без поправок, впрочем, на серьезные обстоятельства. Тяжелая болезнь. Отсутствие денег. Из ряда вон выходящие бытовые обстоятельства. В силу чего человек может на время, или, что значительно реже, навсегда «завязать».
Другая часть исходит из наличия или отсутствия похмельного синдрома, пресловутой алкогольной абстиненции.
Это не знакомое многим похмелье после неумеренного потребления, по случаю и без оного. Похмелье, с которым легко и относительно безболезненно можно справиться с помощью многократно проверенного средства — «лечить подобное подобным». Как советовал несчастному Степе Лиходееву Воланд.

А п-о-х-мель-е, от которого и чертям тошно.
Возникает оно в результате вынужденного прекращения многодневного пьянства, именуемого запоем. И сопровождается целым рядом неприятных ощущений, от головной боли, учащенного сердцебиения, подъёма или падения артериального давления, бессонницы и дрожи в руках; до судорожных припадков и галлюцинаций, включительно.

У населения своя градация.
Особняком стоит группа непьющих. В их числе пролеченные алкоголики. В том числе подшитые и закодированные. Тяжело больные Из числа тех, кто осознал, что все это может очень плохо закончиться, и ухватился за здоровый образ жизни, как утопающий за соломинку. И, наконец, не пьющие в силу особенностей организма и свойств характера. Это, когда душа не принимает.

Непьющим приходится оправдываться. К тем, кто в прошлом усердствовал, а потом после лечения прекратил, относятся с пониманием. Особенно, если они не портят застолья. Не ратуют за воздержание. И похваляются былыми подвигами.. На манер кастрированного кота из старого анекдота.

Кот и после кастрации не ночевал дома — водил экскурсии по местам боевой славы.
К доходягам: «сердечникам» и «язвенникам», отношение другое. Мало ли что у кого болит. Ты выпей, если друзья просят, а потом лечись сколько угодно.
Он хочет сто лет прожить, а нам за него отдуваться. И с таким в разведку? Да ни в жизнь.
Тех, кто не пьет из принципа, игнорируют. С ними предпочитают не водиться, и держат, чуть ли не за предателей.

— Мы тут себя не жалеем, а он минералкой балуется. Не спроста всё это. Ох, не спроста…
Из-за этого непьющие чувствуют себя не в своей та-
релке и переживают.

— Нет, у меня способности воспринимать алкоголь. Абсолютно нет, — сетовала известная телеведущая, в конце которых непременно говорилось. — Я безумно страдала из-за этого, когда была молодой. Подружки рассказывали умопомрачительные истории о своих похождениях подшофе, в конце которых непременно говорилось: — Слушай! А дальше я ничего не помню. Кто меня привез?». Боже, как мне хотелось хоть раз что-нибудь не помнить.
И это женщина. А мужикам то каково.

Пьющие, а таковых подавляющее большинство, разделены на две, во многом условные и не имеющие четких границ группы.
Это те, кто пьет «как все». И те, кто пить «как все» уже не может.
Рабле, имея в виду хлипких французов, утверждал, что дозу следует определять исходя из толщины каблука. Если каблук во время выпивки увеличился на палец, пьющий взял свою дозу. Если нет, можно пить дальше.
Это изыски, так сказать, французского юмора. У нас другие изыски.

— Пью до тех пор, пока из ушей не польется, — заявил популярный артист и певец в беседе с журналисткой. — А как европейцы пьют (бедный наивный Рабле), это баловство.

Умение пить, не теряя себя, ценилось во все времена. Если человек брал на душу больше прочих, оставаясь на ногах и сохраняя контроль над ситуацией, про такого с уважением говорили: «могет».
Тех кто «отключался» или нес околесицу, судили не очень строго. Дескать, с кем не бывает.
Кому-то выпивка нравилась больше. Кому-то меньше. Кто-то пил в силу конъюнктурных соображений. В угоду начальству или расположения коллектива ради.

У кого-то это проистекало безболезненно. К кому-то вызывали врача. И он на собственном опыте убеждался, что «арак» действительно «у».
У одного возбухала жены и грозила «уйти к маме»

У другого, напротив, была недовольна тем, что «слабак» муж норовил уклониться от междусобойчика.
Главное, чтобы выпивка не мешала. Не влияла на служебную карьеру. Не портила семейных взаимоотношений. Чтобы к человеку в полной мере можно было применить ценимое в народе качество: «пьян да умен…».

Ну, а если кто-то пьет запоем. Хватает «белочку». И после малой толики выпитого идет до конца. В глазах общества, да и в своих собственных он теряет статус пьющего «как все». Пить «как все» он уже не может. Как бы не старался. Фенита. Поезд ушел.
Почему это происходит, никто толком не знает. Наркологи связывают появление такой зависимости с предрасположением. Говорят о каких-то, то ли унаследованных, то ли приобретенных в течение жизни сдвигах на биохимическом уровне. Об особых предпосылках ущербной личности.

Население, в большинстве своем, видит в пьянстве не столько болезнь, сколько дурную привычку. Крайне вредную и даже смертельно опасную, но имеющую в своей основе причины психологического характера — распущенность, слабоволие, эгоизм.
Отсюда призывы «взять себя в руки». Равно как и обещание «завязать» с понедельника. И уверенность в том, что «если бы хотел — бросил бы».

В принципе «бросить» можно. Не без труда, разумеется.
— Бросить было сложно, — вспоминает ещё один популярный артист. — «Выходил» с врачами. Лежал под капельницей несколько дней. И потом стиснул зубы и все…не пью уже четыре с половиной года.

Ну а если выпьет? Через пять, десять, двадцать лет? Всё вернется. Ибо алкоголизм это не надолго. Это на всю жизнь.
В прошлом лечение алкоголизма основывалось на формировании отрицательного рефлекса. Больному вводили рвотное и давали спиртное. По идее вызванное рвотным отвращение должно было запомниться. И пересилить связанные с приемом водки приятные ощущения.

Помогало это отчасти и лишь на время..
Не так воспитан человек, чтобы из-за какой-то тошноты отказаться от выпивки. Подумаешь невидаль.
Потом появился антабус. «Смертельное» средство. Пролечился антабусом. Выпил! И умер!!!
Антабусная идиллия и связанные с нею надежды
длились недолго. Довольно быстро алкоголики сообразили, что лобовые атаки опасны и занялись разработкой обходных маневров.

Было найдено превеликое множество более или менее успешной нейтрализации антабусной зависимости.
Даже клинические дебилы после нескольких дней пребывания в наркологическом отделении овладевали способами, с помощью которых можно было сделать антабус не более опасным для организма, чем таблетки от головной боли.
На сленге алкоголиков это называлось «разрядиться». Их «заряжали». А они «разряжались».
На смену антабусу пришел эспераль. Тот же антабус, только его не давали пить, а подшивали под кожу.
Пролеченные таким образом алкоголики именовались «подшитыми».

В силу разных причин «подшитые» держатся на плаву дольше чем «заряженные».
Пребывают они в состоянии постоянного страха из-за многочисленных соблазнов. И ведут себя так, будто у них в теле осколок. И не где-нибудь, а под сердцем.
Ещё можно «закодироваться». И если какому-нибудь выпивохе предлагают приобщиться, он с гордостью заявляет:

— Я не пью. Я закодировался на два года.
И слышит в ответ:
— А я на три.
Иногда собеседники направляются в ближайшую
пивную. Иногда держатся. Кто сколько может. Некоторые «от звонка до звонка» Весь срок…кода.
Наиболее доверчивые просят «раскодировать» их перед каким-нибудь торжеством. А потом снова «закодировать».
У тех, кто, не взирая на код, выпил рюмку другую, случаются осложнения. Более или менее выраженные вегетативные реакции. Неприятные ощущения в области сердца, удушье, чувство страха.

Но могут и не случится. В силу неверия и оппозиционной настроенности. Пресловутого пофигизма.
Довженковцам, ученикам и последователям великого мага возможные вариации известны. И они в ущерб себе снижают планку гарантий со 100% до каких-нибудь 95,5%.

В случае срыва можно сказать:
— Бывает изредка.
И родственники не требуют назад денег. И алкоголику лестно. Выходит он не такой как все, если его код не берет.
Ну а то, что срывы случаются не «изредка», а «часто», никого особенно не волнует. Люди живущие иллюзиями равнодушны к математике.

Всё что может сделать современная медицина для алкоголика, это вывести его из запоя и удерживать от срыва какое-то время. С помощью более или менее корректных средств.
В остальном «дело спасения утопающих, дело рук самих утопающих». Ибо выздоровления при алкоголизме не бывает. Ни после выработки отрицательного условного рефлекса, ни после антабуса в любой его форме, ни в результате кодирования.
Это аксиома. Научный факт.

Один комментарий

Add a Comment
  1. Неплохой рассказ о психиатре. http://www.proza.ru/2014/01/21/1887

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Raptus.ru — Психиатрия. Творчество душевнобольных © 2007-2016
6